Иркутская область последовательно и настойчиво добивается звания «самый антиэкологичный субъект России»: местные заказники превращены в лесосеки, вопреки закону местные «лесные чиновники» пустили их под топор. Областная служба охраны животного мира, пытавшаяся прекратить рубки, отдана в подчинение именно тому ведомству, чьи действия оспаривала. К чему привели такие изменения, рассказал известный учёный-орнитолог Виталий Рябцев.

Иркутская тайга вырубается даже в труднодоступных районах. С одного из притоков Лены лес вывозят только зимой
Иркутская тайга вырубается даже в труднодоступных районах. С одного из притоков Лены лес вывозят только зимой
Виталий Рябцев © ИА REGNUM

«Среди особо охраняемых природных территорий (ООПТ) Иркутской области самую большую группу составляют региональные заказники. Сейчас их 13. Цифра более чем скромная, учитывая огромную территорию области. Причем уже четверть века их количество не растет. Почти все появились во времена СССР, в XXI веке был создан лишь один региональный заказник — «Лебединые озера». Зато предпринята попытка ликвидировать заказник «Озерный». В ежегодных государственных докладах «О состоянии и об охране окружающей природной среды в Иркутской области» эта ООПТ упоминается вплоть до 2012 года, а затем — исчезает без каких-либо объяснений», — поясняет учёный.

В процессе разбирательств выяснилось, что «Озерный» в числе других заказников был признан постоянно действующим, но постановлением от 5 марта 2008 года — исключен из таковых.

«Это было сделано в нарушение закона — без обоснования и экологической экспертизы. Уже в 2008 году на его территорию устремились «арендаторы лесных угодий», начались сплошные рубки», — утверждает Виталий Рябцев.

По его словам, усилиями сотрудников Службы охраны животного мира и благодаря многочисленным требованиям местных жителей удалось восстановить «Озёрный», но с 2015 года средств на его функционирование областные власти так и не выделили, территория и по сей день не имеет охраны, рубки продолжаются. Тому способствует реорганизация, в ходе которой к министерству лесного комплекса (МЛК) присоединили службу по охране и использованию животного мира.

Читайте также: Охранять леса, зверей и птиц в Приангарье будет одно министерство

Напомним, в июне 2018 года наибольший резонанс вызвала история с заказником «Туколонь». Вместо того чтобы охранять особо ценный лес и уникальную природу этого регионального заказника, чиновники из министерства лесного комплекса Иркутской области, филиала ФБУ «Рослесозащита» — «ЦЗЛ Иркутской области» и ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз» позволили вырубить 116 гектаров сплошным способом под видом санитарных (оздоровительных) рубок. По фактам уничтожения уникальной природы регионального заказника «Туколонь», расположенного вдоль реки Киренга в Иркутской области, возбуждено уголовное дело.

Последствия «охраны» лесов в Иркутской области
Последствия «охраны» лесов в Иркутской области
Виталий Рябцев © ИА REGNUM

Читайте также: Иркутский беспредел: вместо защиты чиновники уничтожили особо ценный лес

Виталий Рябцев в своей статье приводит также другие примеры последствий местных «реформ» и считает необходимым как можно скорее вывести Службу охраны животного мира из подчинения МЛК Иркутской области.

«Пока не поздно — вернуть в неё опытных профессионалов, уволенных по надуманным предлогам. Правильность таких действий очевидна всем, кому дорога природа. Но те, кто принимают решения, — молчат», — подчеркнул учёный.

Как уже сообщало ИА REGNUM, в 2017 году Иркутская область вышла на первое место в России по объёму заготовки древесины, на её на долю пришлось 16% от всего учтённого российского сырья. Побывав весной 2018 года в экспедиции по лесам Приангарья, Виталий Рябцев сделал вывод, что в регионе назревает новая социально-экономическая катастрофа.

Читайте ранее в этом сюжете: В Иркутской области назревает новая социально-экономическая катастрофа

Читайте развитие сюжета: «Хочу напомнить про «Великий Сибирский пожар»: учёный — «санитарам леса»