Продолжаем необыкновенное путешествие вместе с капитаном Врунгелем и другими членами экипажа яхты «Беда», о котором рассказал Андрей Некрасов и Константин Ротов в далеком 1937 году. В том году повесть выходила в каждом номере журнала «Пионер». О первых шести фрагментах я рассказал в статье «Приключения Врунгеля в журнале «Пионер», 1937 год (начало)». Итак, продолжим.

Мы расстались с капитаном Врунгелем на палубе военного корабля, где ему учинили допрос представители международного комитета по охране китов от вымирания. И наметился главный враг капитана — японский адмирал Кусаки.

Пионер, 1937 год, №7 (стр. 117 — 122)

По очертаниям будто Гавайские острова. <…> А главное — пляж Уай-Кики. <…>Трагическое описание крушения у берегов Бразилии<…>любуются видами Кордильер.

И так, знаете, обидно стало и скучно. Я сам себя утешаю, думаю: пусть смотрят на здоровье, а я найду занятие. Достал трубочку, набил, чиркнул спичку привычным движением, закурил, задумался. Вдруг слышу: паника в кабине, и чаще других раздается слово «пожар».

Вот вырвали кусок из текста ‑ и не смешно. Но если вспомнить, что Фукс купил только один билет на самолет, и по этому билету Фукс прошел на борт на плечах Врунгеля, и одета эта пирамида была в одно длинное пальто, и закурил Христофор Бонифатьевич внутри пальто — все становится на свои веселые места.

Пионер, 1937 год, №7
Пионер, 1937 год, №7
© Национальная электронная детская библиотека
Ну, и, знаете, пришлось сооружать этакую ма­шину, пингвиноподьемник, что ли. Взяли пустую бочку, прибили к ней запасной штурвал, насадили на конец мачты, сверху перекинули шторм-трапы, для приманки я спустил картинку «Разварной судак под польским соусом»
Публика волнуется, негодует. Ну, я закрыл глаза — будь что будет! — ударил по струнам ‑ и басом, без слов,одну мелодию. Потом вышел на эстраду конферансье. —Вот, — говорит,эта старинная гавайская песня,слова которой говорят о сборе плодов хлебного дерева
Ну, и, знаете, пришлось сооружать этакую ма­шину, пингвиноподьемник, что ли. Взяли пустую бочку, прибили к ней запасной штурвал, насадили на конец мачты, сверху перекинули шторм-трапы, для приманки я спустил картинку «Разварной судак под польским соусом»
© Национальная электронная детская библиотека
Публика волнуется, негодует. Ну, я закрыл глаза — будь что будет! — ударил по струнам ‑ и басом, без слов,одну мелодию. Потом вышел на эстраду конферансье. —Вот, — говорит,эта старинная гавайская песня,слова которой говорят о сборе плодов хлебного дерева
© Национальная электронная детская библиотека

Пионер, 1938 год, №8 (стр. 117 — 121)

Вам не приходилось плавать по Амазонке?<…> Наконец, прибыли в порт Пара.<…>Отправились в Рио-де-Жанейро, пассажирами.

Ах, так это вы — капитaн «Беды»? Стыдно, молодой человек. Тут вот на вас от губернатора донос, и еще японский адмирал Кусаки жаловался. Какой-то остров вы там разрушили… Потом как гаркнет: — Загрузить яхту «Беда» песком вплоть до полного потопления! Ну я заторопился на судно. Прибегаю. А там уже и песок привезли и какой-то чиновник распоряжается. — Стойте, молодой человек, — кричу я.— Вы каким песком хотите грузить? Ведь мне надо сахарным, первый сорт. — Ах вот как? — говорит он.— Ну что ж, пожалуйста, сию минуту… Ну и, знаете, те же негры загрузили и затопили «Беду».

И снова адмирал Кусаки строит Врунгелю козни. Но нашего капитана на кривой козе не объедешь — сахарный песок растаял через три дня, «Беда» всплыла и команда отправилась дальше.

Пионер, 1938 год, №8
Пионер, 1938 год, №8
© Национальная электронная детская библиотека
У них там устроено такое приспособление: если какая авария, летчик одним движением отделяет кабину, и она самостоятельно спускается на парашюте
Этак фамильярно хлопает меня по спине. — Ну,— говорит,— капитан. Стойте здесь, вас не тронут... а сам припустил, только пятки сверкают. Расстроился я. Эх, думаю, одно спасение — лезть на пальму
У них там устроено такое приспособление: если какая авария, летчик одним движением отделяет кабину, и она самостоятельно спускается на парашюте
© Национальная электронная детская библиотека
Этак фамильярно хлопает меня по спине. — Ну,— говорит,— капитан. Стойте здесь, вас не тронут... а сам припустил, только пятки сверкают. Расстроился я. Эх, думаю, одно спасение — лезть на пальму
© Национальная электронная детская библиотека

Пионер, 1937 год, №9 (стр. 117 — 122)

Освежаюсь, фыркаю как бегемот, потом обернулся, смотрю: он крадется, и самая тяжелая дубина в руке. Потом, знаете, размахнулся — и в меня этой дубиной. Я в воду… Выглянул: он стоит, зубы оскалил, глаза горят как у тигра, вот-вот бросится… Вдруг что-то сверху хлоп его по прическе. Он так и сел.

Как вы догадались, адмирал Кусаки, который начистил себе лицо ваксой, чтобы сойти за негра, пошел на прямую конфронтацию с капитаном Врунгелем. Но снова просчитался — дубина оказалась бумерангом. Правда, Кусаки на этом не успокоился.

Пионер, 1937 год, №9
Пионер, 1937 год, №9
© Национальная электронная детская библиотека
Идем, вдруг смотрим: сидит чистильщик-негр, а перед ним — на четве­реньках наш японец. И этот негр его начищает черной ваксой
Вдруг все эти кочки повскакали и давай прыгать. Оказывается, это не кочки были, а стадо кенгуру
Идем, вдруг смотрим: сидит чистильщик-негр, а перед ним — на четве­реньках наш японец. И этот негр его начищает черной ваксой
© Национальная электронная детская библиотека
Вдруг все эти кочки повскакали и давай прыгать. Оказывается, это не кочки были, а стадо кенгуру
© Национальная электронная детская библиотека

Пионер, 1937 год, №11 (стр. 110 — 115)

Едва мы миновали берега Новой Гвинеи, нас нагнал тайфун чудовищной силы.<…>Но я, знаете, воздержался, не пошел в страну Восходящего солнца.

Но, знаете, и этого достаточно, чтобы расстроиться. И так несладко: шутка ли? Судно потерял, а тут еще товарищ и помощник попали в такую историю. Была бы яхта, плюнул бы на Кусаки, пошел бы в Японию выручать Лома. А теперь жди, пока придем в порт назначения. И оттуда надо как-то выбраться, и в кассе у нас с Фуксом негусто, и пароход идет медленно.

Вот так капитан потерял и заново обрел старшего помощника, которого занесло на воздушном змее прямо в Японию, на вулкан Фудзи.

Пионер, 1937 год, №11
Но тут неожиданный шквал налетает на нос с кормы, змей рванулся, скоба вылетела из палубы, как морковка из грядки, и Лом взмыл в облака
Пионер, 1937 год, №11
© Национальная электронная детская библиотека
Но тут неожиданный шквал налетает на нос с кормы, змей рванулся, скоба вылетела из палубы, как морковка из грядки, и Лом взмыл в облака
© Национальная электронная детская библиотека

Пионер, 1937 год, №12 (стр. 110 — 114)

Экипаж «Беды» вновь соединился, высадились мы в Канаде и стали думать о возвращении на родину. <…> Словом, не успели оглянуться — граница Аляски <…> И вот открывается форт Юкон за поворотом <…> Юкон пролетели стрелой, выбрались в Берингов пролив и взяли прямой путь на Чукотку… До острова Лаврентия хорошо проехали. <…> запрягли мы своих «рысаков» и помчались прямым курсом на Петропавловск.

Я ничего не понимаю. Как же так, чорт возьми! Ведь на моих глазах «Беда» пошла ко дну. Ну, думаю, подойдет поближе, разберемся. А подошла яхта, и вовсе стало непонятно. Смотрю: за рулем стоит Лом, тут же рядом Фукс шкотовым. А у мачты я. И командую подходом. Может быть, думаю, это не я? Пригляделся: нет, я. Тогда на берегу не я? Пощупал живот, нет, и на берегу я. Тут внимание собравшихся обратилось на меня, на Лома и на Фукса, обступили нас. — Ну, — говорят,—капитан, может быть, вы объ­ясните создавшееся положение?

А вы понимаете? Намекну — адмирал Кусаки. Построил похожую лодку, выдал себя за Врунгеля и пришел в Петропавловск. Но Лом быстро подмену раскусил, а Кусаке даже харакири не помогло — про подушку подложенную забыл.

Пионер, 1937 год, №12
Пионер, 1937 год, №12
© Национальная электронная детская библиотека
Вот этот двойник мой раскланивается, берет под козырек. — Разрешите,—говорит, — представиться: капитан дальнего плавания Врунгель с командой. Закончив кругосветный поход, прибыл в порт назначения
Мы посоветовались и решили купить нарты, и что попадется: оленя или собак. Нарты я достал, а Лом привел пятнистого оленя средней упитанности. Специалисты его освидетельствовали и дали характеристику: по рогам, мол, олень первого класса
Вот этот двойник мой раскланивается, берет под козырек. — Разрешите,—говорит, — представиться: капитан дальнего плавания Врунгель с командой. Закончив кругосветный поход, прибыл в порт назначения
© Национальная электронная детская библиотека
Мы посоветовались и решили купить нарты, и что попадется: оленя или собак. Нарты я достал, а Лом привел пятнистого оленя средней упитанности. Специалисты его освидетельствовали и дали характеристику: по рогам, мол, олень первого класса
© Национальная электронная детская библиотека

Вот так и закончился поход знаменитой яхты. Врунгель отправился преподавать, Фукс — сниматься в кино, злодеев играть, только Лом остался на море. Теперь он капитан «Беды»

Что скажете, мультфильм или книжка?

Читайте ранее в этом сюжете: Оригинальный Врунгель для «Пионера»: Часть 1

Читайте развитие сюжета: undefined