В пресс-центре REGNUM 12 декабря состоялось первое заседание пресс-клуба «Лаборатория современных революций», созданного Фондом защиты национальных ценностей и Агентством социального инжиниринга. Тема заседания: применение цветных технологий для организации протестов в России в 2019 году.

© ИА REGNUM

Эксперты обсудили способы вмешательства в общественно-политические процессы в России и возможные методы противостояния. Президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич и руководитель Агентства социального инжиниринга Антон Давидченко представили результаты экспресс-анализа ключевых технологий протестных акций в Москве и Екатеринбурге, а также мониторинг протестной активности в РФ.

Протестные кампании в России носят системный характер с применением всех кластеров инструментов социального инжиниринга. Информационное поле выстраивается таким образом, что визуально это выглядит как борьба государства против общества, а не противостояние между социальными группами.

Во время организации протестов в Москве был применён ряд психологических механизмов воздействия на толпу — для доставки определенных установок в подсознание.

Член Совета общества «Двуглавый Орел», журналист, политолог Андрей Афанасьев обратил внимание на характерную для протестов естественную органичную спайку либералов и левых.

«Посмотрите, какое количество левых пабликов, в том числе леворадикальных пабликов, быстро растущих появляется. А во «ВКонтакте» основная аудитория 14−25 лет. И вот эти молодые люди в провинции, в том числе недовольные сложившейся социально-экономической обстановкой в стране, сбиваются в эти группы. С ними работают профессионально. Там очень качественный контент, там работают профессионалы, прекрасно понимающие мемы, язык, на котором говорит молодёжь, что молодёжь смотрит, что молодёжь слушает, используют понятные молодёжи образы из видеоигр — для того, чтобы пропагандировать откровенно революционные и антигосударственные марксистские идеи», — отметил Андрей Афанасьев.

Выход столичного протеста за пределы региона — ключевой элемент технологии «смысловая матрешка» по подмене смысла протестов.

В московских протестах был успешно реализован принцип медиализации события через новые каналы коммуникаций, которые вовлекали широкую публику и формировали общественную повестку.

В анализе протестных акций, представленном на заседании руководителем Агентства социального инжиниринга Антоном Давидченко, говорится, что за 2016 год на пропаганду в России США выделили 807 686 000 долларов. 32 млн долларов в год тратится на три СМИ: «Радио Свобода» (СМИ — иностранный агент — прим.ред.), «Настоящее время» (СМИ — иностранный агент — прим.ред.) и «Голос Америки» (СМИ — иностранный агент — прим.ред.), основная задача которых — «поливать грязью власть, освещать протесты и фактически направлять и собирать людей».

«Весь нарратив был негативным. Если мы берём токсичность, была шкала, то в основном была 4,5—5. В первую очередь это, конечно, на западную аудиторию, но и на внутреннюю тоже», — уточнил Давидченко.

При этом, согласно анализу, отличительной чертой освещения протестной активности были анонсы мероприятий. По сути, эти СМИ — одна из структур, которые являлись организаторами.

Ключевой элемент «цветных» технологий — установление доминирования в пространстве городов. Символический захват пространства происходит за счёт демонстрации массовости. Коллективные действия с «выходом на улицу» призваны имитировать широкий социальный протест и тем самым вовлекать всё большее число людей.

По мнению же заместителя директора Института истории и политики МПГУ Владимира Шаповалова, к 2021 году «ведущая демократия мира» разберётся в себе, уничтожит всех противников внутри себя и будет способна более серьёзно вмешиваться в российский контекст.

«По всей вероятности, внешнее воздействие на Россию к этому времени будет только нарастать по целому ряду объективных факторов, — отметил Шаповалов. — Очевидно, что либеральный протест никогда, во всяком случае, в ближайшей перспективе, не сможет соединиться с социальным протестом, поскольку не получается. И, следовательно, он останется верхушечным. Подключить энергию масс, видимо, всё-таки в данном случае не получится».

В анализе же отмечается, что внутри России протесты имеют несколько долгосрочных задач: втягивание большего числа людей в протестное информационное поле, создание новых лидеров оппозиции, трансформацию протестной активности в реальные политические результаты, перевод протестов на федеральный уровень со сменой их смысла и пр. Основным двигателем протестов, как обычно, выступает молодежь.

Декан факультета социологии и политологии Финансового университета при правительстве Российской Федерации Александр Шатилов подчёркивает, что сейчас в стране, с одной стороны, отсутствует эффективная работа с молодёжью, а с другой, нет понимания молодежи как таковой.

«Много и часто говорится про лифты, про карьерный рост, про деньги, про перспективы и так далее. На самом деле у нынешнего поколения Z и Z+ немножко другие ценности. Во-первых, они хотят искренности, либо псевдоискренности, которая им подаётся той стороной. Второй момент, они очень чутко чувствуют фальшивость. Когда мэр Липецка начинает с ними говорить на псевдомолодёжном сленге, да ещё и с использованием матерных выражений, то это ничего, кроме отторжения, не вызывает. Это поколение, как ни странно, более альтруистично, в отличие от своих более рациональных предшественников, которые хотели делать карьеру, зарабатывать деньги. Для этих больше соответствует ценность некой внутренней гармонии и миссии общественной в какой-то мере, которой, опять же, власть им не даёт. А с той стороны говорят, давай бороться с коррупцией, с полигонами и так далее», — подчеркнул он.

Мониторинг протестной активности в РФ, представленный президентом Фонда защиты национальных ценностей Александром Малькевичем, показывает, что, «по данным американского НКО, в России фиксируется рост протестной активности в годовой динамике».

«По их мнению, ноябрь — это самый протестный месяц в России оказался. Июль на втором месте, — отметил Малькевич. — Возникает масса вопросов к методике и вообще к этим подсчетам, потому что, например, Екатеринбург не попал в десятку регионов по количеству протестов, а 82 протеста — в Дагестане».

Согласно мониторингу, чаще всего, по данным американского НКО, протесты в России организовывает КПРФ.

В то же самое время для противостояния протестной «атаке» властями в столице не были созданы социальные инструменты влияния: НКО, общественные экспертные центры, инициативные группы и т. п. Был упущен важный момент в купировании протеста — работа с соц. медиа.

Всё это, как показывают результаты представленного анализа, привело к тому, что, несмотря на период летних отпусков, интервенты смогли достичь определённых результатов за время протестной кампании в Москве:

перевести протестную активность из виртуальной плоскости в уличное противостояние;

сманипулировать общественным мнением для организации несанкционированных митингов;

сформировать пул знаменитостей, поддерживающих протест;

кратно увеличить аудиторию протестной информационной среды;

спровоцировать власть на жёсткие задержания и разгон несанкционированного митинга;

начать кампанию по демонизации силовиков, чего в России давно не было;

опустить рейтинг Собянина и «ЕР» в Москве;

поднять позитивное отношение к протестам в Москве на 8%;

вывести протестную повестку на федеральный уровень.

С момента начала столичных протестов и до первой трети августа рейтинг общественного доверия к правительству понизился на 1%, а к президенту, Госдуме и премьеру — на 2%.

Из данных проведенного анализа следует вывод, что «всё было разыграно и подготовлено заранее».

«Екатеринбургские протесты готовились на протяжении семи месяцев. И была подобрана дата специально, когда Владимир Путин должен был давать большую пресс-конференцию, чтобы ему там задать этот вопрос», — подчеркнул Антон Давидченко.

Эксперты отмечают, что пока в определённых политических кругах существует лёгкое стеснение обсуждать тему протестов в России, потому что это показывает неготовность на региональном уровне на них реагировать.

«Мы считаем неправильной ситуацию, когда нас исследуют американские специалисты, а мы не можем, не хотим», — подчеркнул президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич.

С января 2020 года Фонд защиты национальных ценностей намерен реализовать собственный проект по публичному мониторингу протестной активности в России — чтобы показать внутрироссийскую точку зрения на внутрироссийские же проблемы.