Удивительные качества, приписанные российскому «Закону о парламентском контроле» в процессе его создания, определяют, а точнее, окончательно запутывают, понимание того, как такая законотворческая редкость определяет что-либо в жизни России. Как же парламентарии посредством данного закона справляются с «соблюдением Конституции Российской Федерации», разбирался обозреватель ИА REGNUM Андрей Маленький.

Государственная Дума
Государственная Дума
Иван Шилов © ИА REGNUM

Существует государственный контроль и надзор с соответствующим законом и процедурами, с которым парламентский сочетается так плохо, что местами ему и вовсе противоречит. Это еще без учета того печального факта, что само понятие «парламентского контроля» в законе о нем ухитрилось остаться без определения.

Если же рассматривать реально существующую форму парламентского контроля, при этом конституционного, пленарные заседания палат, то и здесь, как уже показала практика, вся «контролирующая» министерства деятельность выродилась в полнейший формализм. Почему это так и есть ли возможность превратить парламентский контроль во что-нибудь полезное для государства российского? Читайте статью Андрея Маленького «Парламентский контроль по-российски: фишка дальше не идёт?».