Нина Ерюхина — довольно знаменитый человек в общественном пространстве РФ: она известна не только тем, что являлась классным руководителем нынешнего заместителя председателя Совета безопасности РФ Дмитрия Медведева, но и своей работой в статусе советника госсекретаря Союзного государства по вопросам образования. Проработав более четверти века учителем химии в петербургской школе, Нина Павловна не оставила сферу образования и начала работать в этом направлении на общественных началах. Сегодня она занимает должность советника президента Российской академии образования, а также входит в состав общественного совета при Министерстве просвещения РФ. ИА REGNUM поговорило с Ниной Ерюхиной о дистанционном образовании, необходимости смены требований ФГОС, а также о статусе учителя в современной школе.

Образование
Образование
Иван Шилов © ИА REGNUM

Следите за развитием событий в трансляции: «Карантин и дистанционка: обучение в условиях коронавируса — все новости»

Десоветизация образования

«Без прошлого нет дороги будущего. Нужно проанализировать причинно-следственные связи, вот эту цепочку превращения образования, приведшую к разрушению системы образования советской школы, которая была крепко спаяна. Прочную систему создавали известные педагоги, имена которых мы знаем: это и Макаренко, и Сухомлинский, и Караковский, и Людмила Новикова. Это были люди-профессионалы. Мы сейчас говорим о хаосе в образовании. Педагогическая система выстраивается в соответствии с национальными ценностями, представлениями человека о его предназначении в обществе», — говорит Ерюхина.

Она согласилась с мнением, что учитель — это миссия, «и настоящий учитель — это тот, для кого школа — это храм науки, это встреча с учеником». По её мнению, главная задача учителя — сеять разумное, доброе и вечное, и родитель, который приводит ученика в школу, доверяет школе воспитание ребёнка, и он думает прежде всего о здоровье своего ребёнка: «Всё, к чему мы пришли, это разрушено. Ни о каком здоровье детей мы сейчас не можем говорить: дети выходят из школы больными».

Преподаватель в классе
Преподаватель в классе
Елена Молчанова © ИА REGNUM

Ерюхина подчеркнула, что в стране наблюдается старение педагогического состава, а многие учителя и вовсе уходят в репетиторство в результате нынешнего положения.

Помимо этого, по её словам, сегодня наблюдается перегрузка учителей и их низкий социальный статус, а также отсутствие возможности педагогического роста: «Если мы раньше говорили, что учитель может пройти институт повышения квалификации, существовали методические отделы для учителей в случае возникновения проблем, то, например, в Москве остался один на весь город центр методической подготовки».

Тьютор вместо учителя?

Ерохина полагает, что ключевые проблемы для школ — отсутствие системы образования и воспитания в школе: «Нет системы — не будет результата. Непонятны цели, поставленные перед нашим образованием. Мне хотелось бы узнать, какие цели ставит перед собой Министерство просвещения РФ? Система разрушена, и проблема отсутствия системы есть».

По её словам, в плачевном состоянии находится и педагогический корпус страны: «Уже начали вводить тьюторство — это же просто кошмар! Кто такой тьютор? Что это за слово такое? Кто вам сказал, что это хорошо? Классный руководитель, который не ведёт ни один из предметов в классе, при всём желании практически не имеет возможности даже встретиться с учениками».

Другой проблемой Ерюхина считает перепрофилирование педагогических вузов: «Их число сократилось, и называют себя учителем все, кому не лень».

Эксперименты на детях

Педагог со стажем не смогла обойти вниманием и появившееся в реалиях 2020 года дистанционное образование, которое не так давно снова вернулось в ряд школ из-за пандемии коронавируса и роста числа заболевших COVID-19: «ЕГЭ и дистанционное образование — укоренившийся эксперимент на детях. У нас, напомню, эксперименты на детях запрещены. Я считаю, что дистанционная форма образования приемлема для студентов и людей, которые обладают базовыми знаниями. Они могут дистанционно извлечь дополнительную информацию и воспользоваться этой формой общения. А в школе — я категорически против, так как наносимый здоровью учеников и преподавателей непоправим».

ЕГЭ
ЕГЭ

Она напомнила, что, несмотря на заявления чиновников, дистанционный формат образования всё равно вводится: «Мы слышим заявления чиновников о том, что на дистанционку никого не будут переводить, но тихо-мирно это делают. Например, мои внуки целыми днями сидят на дистанционном образовании, а результат нулевой! Наносится только вред. Многие предлагают в качестве выхода из ситуации семейную форму обучения, создание небольших классов. Но должно государство финансировать этих «семейников». Увы, этим никто не занимается».

Наша милиция нас бережёт

Волнует общественницу и конфликты учеников с педагогами, доходящие до рукоприкладства со стороны подростков. По её мнению, такие ситуации должны пресекаться с привлечением правоохранительных органов.

«Рукоприкладство, оскорбления — это крайние случаи. Я общалась с учителями и директорами на эту тему. Ситуации бывают, но они редкие. Что делать? Прежде всего, надо сделать так, чтобы ситуации такие были невозможными. Раньше существовали детские комнаты милиции — неблагополучные дети стояли там на учёте. Такие организации были в помощь школе. Детей старались занять интересным для них делом. Есть фильм «Пацаны» об опыте работы лагеря «Прометей», где вместе были и обычные школьники, и преступившие закон — я работала в этом лагере воспитателем. Это очень хороший опыт», — уверена Ерюхина.

Она также подчеркнула необходимость повышать имидж учителя в СМИ и на телеэкране: «Об учителе не было сделано ни одного фильма в последнее время. Положительно о школе давайте говорить! Кто-то отрабатывает систему разрушения образа учителя! Слышен только негатив. Мы должны говорить о педагоге, о том, кто ведёт детей во взрослую жизнь!».

Учитель на службе у государства

Ключевой идеей для властей должно стать присвоение педагогам статуса государственного служащего, причём неважно, какой формат будет носить этот статус — федеральный или региональный: «Я предлагаю повысить статус учителя до ранга государственного служащего. Лучше федерального, но годится в качестве первого шага и ранг регионального государственного служащего. Это важно как в правовом плане (ряд социальных льгот, более высокая степень защищенности во взаимоотношениях с руководством школ, другими инстанциями), так и в плане общественного престижа. В любом случае, необходимо повышение оплаты труда. Человек, который за свою работу получает за ставку 18 часов в иных регионах порядка 15 тысяч рублей, а то и ниже, не будет пользоваться уважением ни со стороны учеников, ни со стороны их родителей. Не говоря уже о том, что необходимость работать на полторы-две ставки изматывает педагогов, не оставляет им времени на профессиональный и культурный рост».

Анри Жюль Жан Жоффруа. В классе. 1889
Анри Жюль Жан Жоффруа. В классе. 1889

Ерюхина посетовала на то, что учителя выполняют важнейшую миссию для общества, а о них вспоминают только в День учителя: «К сожалению, работа учителей сейчас — оказание услуг, а в этом случае действует закон «покупатель всегда прав, даже тогда, когда он неправ!». Об учителе надо говорить чаще и с уважением!»

Она также подвергла критике вычет налога из федеральных надбавок за классное руководство: «За классное руководство надо платить пять тысяч — это сказал президент! Аналогичная ситуация была с доплатами медикам за работу с заражёнными ковидом».

Бесконечные революции в школах

Не осталась в стороне и тема изменяемости федеральных стандартов школ: по мнению Ерюхиной, учреждение должно оставаться устойчивой с точки зрения системы, и бесконечные смены учебников и программ только идут ей во вред.

«Научно-общественные стандарты нужны. Но бесконечные революции в виде смены учебников и программ идут только во вред. Школа — это одна из наиболее устойчивых систем, она такой и должна быть. Невозможно бесконечно навязывать смену подхода — нужно больше довериться школе», — сказала Ерюхина.

Дистанционный урок
Дистанционный урок
Du.gov.ru

По её словам, постоянная смена учебников лишь мешает педагогическому сообществу: «Министерство предлагает — но что, само не знает. Прекратите бесконечно менять и множить учебники! Я считаю, что требования к учебному процессу должны быть научно обоснованы, и тогда не придётся их часто менять. Нельзя бесконечно вводить новые стандарты. Это будоражит учительское сообщество. Как только ввели новый учебник — начинаются новые бесконечные отчёты. Ты не успеваешь к этому приспособиться, а тут уже другое. Обратитесь к любому работающему педагогу, и он скажет, что он думает по поводу ФГОСов. Я уже неработающий учитель, но мнение педагогов мне понятно».